ЛИХОЛЕТЬЕ. ПОСЛЕДНЯЯ ИГУМЕНИЯ

     Архивные материалы Феодоровского монастыря обрываются 1917 годом. Последней по дате архивной папкой является «Ведомость о детях постоянного приюта Переславского Феодоровского женского монастыря за 1917 год это трогательный список девочек-сирот, своего рода завещание обители и ее игумении грядущему веку.

     23 декабря 1922 года губернская комиссия по ликвидации монастырей и переучету церковного имущества Отдела Управления Владимирского губисполкома постановила: «Всем монашествующим, не достигшим преклонного возраста, зарегистрироваться в отделе труда как безработным, а тем, которые имеют связь с деревней, не желают жить в городе, предложить освободить занимаемые ими монастырские помещения, так как таковые, согласно Декрету об отделении Церкви от государства, принадлежит последнему». Монахинь надлежало «… из помещений монастыря выселить, как не имеющих никакого права на имущество монастыря». Согласно постановлению комиссии от 14 апреля 1923 года «все монастыри, находящиеся в губернии, как таковые, должны быть ликвидированы в месячный срок». Однако создававшийся веками организм монастыря не мог исчезнуть в одночасье.

      Матушка Олимпиада – последняя настоятельница монастыря (в миру – Георгиевская Олимпиада Матвеевна,1916-1923год). Она была племянницей игумении Евгении. Олимпиада Матвеевна выходила замуж за сына фабриканта Мохова, который умер в 42 года. После этого она ушла в монастырь. 10 марта 1916 года пострижена в монашество.       21 декабря 1916 года Святейшим  Синодом назначена настоятельницей Феодоровского монастыря, а 30 ноября 1917 года    по указу Святейшего Синода Митрополитом Сергием в Москве на Валаамском подворье возведена в сан игумении. 25 марта 1920 года  по благословению Переславского епископа Дамиана  матушка Олимпиада приняла великий образ – схиму.

     Сестры во главе с настоятельницей Олимпиадой  отчаянно искали выход для спасения если не обители, то хотя бы общины ее насельниц. Они пытались сохранить ее под видом Феодоровской артели, занимающейся кустарным производством и сельскохозяйственными работами. Но новой власти монастырь не нужен был ни в какой форме, и вопрос о его закрытии был предрешен. Феодоровская артель была распущена, ее сестры лишились своего имущества и были выселены из помещений монастыря. Известно, что после запрещения Феодоровской сельхозартели ее сестры малыми группами-звеньями расходились по окрестным деревням. Так, в селе Красном, где церковь не закрывалась, работала бригада инокинь Феодоровского монастыря, средний возраст которых превышал 60 лет! Их звеньевая – монахиня Антонина (Зонина) была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

     Переславский Феодоровский монастырь был окончательно закрыт 1 марта 1923 года, а артель распущена 24 июня того же года. «Нелояльную» к новой власти игумению Олимпиаду вскоре после закрытия монастыря арестовали и выслали. После освобождения она вернулась в Переславль и очень скромно жила с двумя бывшими насельницами монастыря (одна из них Антонина Верещагина)  в сторожке церкви Петра митрополита. Когда в 1929 году городской собор Владимирской иконы Божией Матери (расположенный рядом с церковью Митрополита Петра) был закрыт,  и все церковное имущество вывозилось, мать Антонина увидела, что деревянный остов престола главного Алтаря был брошен на землю у входа в Собор. Она передала об этом игуменье Олимпиаде. Все три старицы под руководством матушки Олимпиады стали на молитву, а потом решили спасти святыню от поругания. Ночью, с великим страхом, с большим трудом перенесли (а где и перекатывали) остов престола к строжке. С помощью пилы и топора разняли его на части. Тщательно очистили и подмели печное поддувало, окропили его святой водой. После чего части престола сложили в печь и зажгли. А пока он горел, игумения читала акафист Владимирской Божией Матери.

     К концу жизни игумении Олимпиады при ней оставалась только одна мать Антонина, которая до конца дней ухаживала за ней. Похоронили игумению Олимпиаду на кладбище Троицкой слободы.

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ